Утопил ружье на охоте что делать

Самозарядные карабины под патроны 7,62 X 51 и 9Х53 Однозарядные ружья ИЖ-18 - Это одноствольное однозарядное промысловое ружье с внутренним расположением курка. Его выпускают преимущественно в рядовом исполнении. Ружья от 12 до 28 калибра включительно имеют патронники, сверленные под бумажную гильзу, а ружье 32 калибра — патронник под металлическую гильзу. У ружей 12 и 16 калибров длина ствола 725—735 мм, дульное сужение 0,5 или 1 мм; у ружей 20, 28 и 32 калибров ствол длиной 675—680 мм с дульным сужением 0,5 мм.

Сергей Помазун отказывается от дачи показаний. При этом ранее стрелок утверждал, что оружие закопал. Кроме того, на вопрос полицейских, где находился подозреваемый все время, пока его разыскивали, он сообщил, что на болоте. Между тем, раненный полицейский, по словам Киреевой, может провести в больнице неделю. Она сообщила, что до отделения, где находится Юрий Седых, полицейские дозвониться пока не могут. С ранениями в плечо, шею и висок его госпитализировали в белгородскую областную клиническую больницу, где его прооперировали, сообщает РИА Новости. Мужчина неоднократно был судим за угоны. В последний раз он отбыл срок в колонии в 2008-2012 годах, причем получил 29 взысканий за вызывающее поведение.

Я утопил ружье на охоте с лодки какое наказание мне грозит и что мне делать.

Источник Охотиться, точнее сказать — таскаться с ружьем, я начал рано... В 1935 году, когда мне шел одиннадцатый год, наша семья, ведомая папой, год назад возвратившимся с великой стройки Беломорканала, никогда, нигде не находящая пристань свою, в поисках лучшей доли и длинного рубля, рванула в Заполярье, в Игарку, где отбывала ссылку раскулаченная семья деда Павла.

По прибытии в Игарку папа с новой мамой подкинули меня в семью деда, обретавшуюся в переселенческом бараке, в комнатке метров в десять-двенадцать, и спал я под столом, потому как другого места мне не сыскалось.

Барак был двухэтажный, набитый народом под завязку. Особенно много здесь было ребятишек: крестьяне плодились и в деревне, и в ссылке, что кролики. Это и были главные украшения спецпереселенческого жилища.

За мной нарастающей волной катилась ребятня, зиму-зимскую обретавшаяся в коридорах, потому как в комнатах играть негде, на улицу морозы не пускают. Леса приполярные, хилые, вокруг Игарки были вырублены из противопожарных соображений и от комара; пеньев- кореньев вокруг тьма, на вырубках изобильно росли голубика, морошка, густел кустарник ивового стланика и карликовой березки, и, когда в глухие зимы мелколесье в уреме заваливало глубоким снегом, птица слеталась на вырубки, где снегу было поменьше, да и выдувало его — кормилась тут.

Куропаток довольно успешно ловили силками, но чтобы стрелять — не слышно было — припас дорогой, да и ружья редко у кого велись, спецпереселенцам их иметь и вовсе не полагалось.

И вот, не сознавая сложностей классовой борьбы, всей серьезности текущего момента, вольный казак, охваченный, даже ослепленный азартом, гонялся я с ружьем за куропатками в надежде настрелять их целую кучу, ибо совсем недавно слышал, как сын доктора Питиримова, у которого бабушка служила прислугой, одним выстрелом снял в лесу с дерева семь птиц.

Куропатки, где бегом, где лётом, отходили от меня к недалекому лесу, там птицы поднимались на крыло и рассаживались по березняку. Белыми комками были густо обвешаны приземистые заполярные березы. Птицы на них сидели спокойно, иные ощипывались, иные лениво срывали клювом почки с ветвей.

Я выбрал дерево с особенно густо обсевшими его птицами и поднял ружье. Изо всех советов мне больше всего запомнился последний, и я до сих пор приклад прижимаю так плотно, что того и гляди плечевую кость отломлю. А тогда, как я ни прижимал к себе приклад, как ни унимал волнение свое, ружье качалось, будто стрелок не на снегу стоял, а на волнах плавал.

Руки мои совсем окоченели, палец, лежавший на спуске, прилип к железу, и, порешив, что сойдет и так, я зажмурился и давнул курок. Грянул выстрел. Я не упал, не пошатнулся, а когда открыл глаза, обнаружил, что передо мной плавает черный дым, но куропатки с дерева не падают.

Они как сидели, так и сидят, которые поджали лапки, которые шеи вытянули в мою сторону, будто спрашивали, чего это я раздухарился-то, зачем шум в зимнем, мирном лесу поднимаю, лишь с пяток птиц снялось с березы и отлетело в глубь леса. Пальнул раз, другой, третий. Дай я! В патронташе у меня остался один патрон, и этим последним патроном я сшиб одиноко сидевшую на елке куропатку.

Объяснения с дедом описывать не могу по той простой причине, что речь его состояла из сплошных матюков, хотя матюки для чалдонского уха все равно, что для интеллигента музыка — с колыбели привычные, и если они вдруг остановились бы, много бы на этом свете чего остановилось.

Ведь не зря же деревенские бабы жаловались, что в войну начали матерно выражаться только потому, что кони с места не двигались, не понимая никакой другой речи, кроме той, к которой приучили их мужики. Несколько порченых гильз я все-таки отыскал, и вместе с парнями, которые где-то добывали маленько пороху, дроби и пистонов, мы тайком заряжали патроны, волоклись за бараки, в поле и попеременке выстреливали их.

Не помню, добыли ль мы куропаток и сколько их поранили, одаривая едой тоже шустрящих на вырубках и вокруг помоек песцов. С ружьишком явился, и я уж так перед ним выслуживался, так ему помогал во всем, так его умасливал, что дал он мне ружье и пять патронов с наказом, чтобы на пять патронов пришлось не менее десяти-двенадцати уток.

Уток на ближних озерах, непуганых, ко мне, удильщику, привыкших, плавало дополна, но я отчего-то затеял порешить гагару, которая надоела мне своим громким поведением: то она крякала беспрестанно, то плакала, стонала и норовила снять с удочки рыбу, подныривая под мой плот.

Я высадил в гагару все выданные дедушкой патроны. Папа мой пожал плечами, дескать, иначе и быть не могло. Наука деда была ясна и доходчива, но на практике неосуществима, потому как более он мне ни ружья, ни патронов не давал.

И лишь ближе к осени, снова появившись в нашей бригаде, дед смилостивился и дал мне ружье с пятью патронами и опять поставил задачу — принести не менее десяти-двенадцати уток.

Но снова планы рухнули, снова охота моя завершилась скандально. На чуть отдаленном от Енисея озере, окруженном с одной стороны ягельными холмами, красно облитыми брусникой, а с другой — плотно подступившими кедрами, по обережью — чернолесьем, уютными полуостровками и островками убранном, жили лебеди, ко мне уж немного привыкшие.

Одного из них я без труда и без пощады застрелил. Заряды у деда были слабые, дробь самодельная, и я помню, как лебедь долго пытался поднять голову с воды, как, плавая кругами, хлопал, бил крылом и вода словно бы пенилась от белого пера.

Дед лупил меня по башке и по чему попало лебедем до тех пор, пока тушка птицы совсем не обнажилась и все вокруг не побелело от пера, а я целый день потом сплевывал пух изо рта.

Но наука дедова пошла впрок: в лебедя больше никогда не стрелял. Охоту в Заполярье, в особенности в отдалении от города, и охотой в те годы считать было нельзя. Птицы, особенно во время перелета, было так много, что не составляло никакого труда ее добыть столько, сколько надобно.

Мне, вскорости переместившемуся в детдом-интернат, доводилось глазеть, как осенней порой на мысу Самоедского острова стоя, городские пьяненькие охотники весело вышибали птиц из тучей налетающих табунов уток и как они черными комками сыпались на отмель, шлепались в грязь, в воду. Парнишки вместо собачонок подбирали битую птицу в грязи, гонялись за подранками на лодках.

Мой дед к этой поре загинул — утонул на рыбалке, ружьишком разжиться не у кого было, и лишь однажды, приехав на каникулы в станок Карасино, где папа работал засольщиком рыбы, выследил я одинокого гуся, выпросил у папы ружье и великим старанием, немыслимой ловкостью добыл его.

И все. На этом заканчивается первый этап моей охотничьей жизни. Второй этап, вынужденный, наступил через много лет, уже после войны, году так в сорок седьмом. После демобилизации, в 1945 году я оказался на родине жены, в промышленном городке Чусовом, стоящем на реке Чусовой, — красивейшей реке Европы, описанной Маминым- Сибиряком, ныне погубленной лесосплавом, отравленной промышенными отходами.

В реку Чусовую возле городка впадали еще две реки, начинающиеся на западном сколе Уральского хребта, — Вильва и Усьва.

Вот на Вильве-то, в восемнадцати верстах от города, располагался покос моего тестя. Многодетная рабочая семья тестя, утерявшая на войне и по причине войны пятерых детей, продолжала жить коровой и огородом. Тесть, поднявший на пару с тещей девятидетную семью, — это в советах-то! Однажды в конце августа и отправился я в местечко Узкие, возле которого и располагался покос тестя. Идти надо было по старой, почти на всем протяжении выкошенной телефонке и за восемнадцать верст перевалить восемнадцать гор и горушек.

В большой тоже семье брата тещи велось ружье — одноствольная переломка, и хотя я хорохорился, мне, дескать, после фронта ничего не страшно, все же на всякий случай — медведь вдруг нападет, лихой человек повстречается, — всучили мне ту переломку и к ружью патроны — полный карман.

Хотя и утомительна была дорога, но так красива, а я был так еще молод и бодр духом, что одолел восемнадцать верст одним боевым броском, да еще на подходе к Вильве подстрелил рябчика.

Выводок, и довольно большой, вспорхнул передо мной и рассыпался по опушке леса, но сколь я ни напрягался, ни единой птицы увидеть не мог. Так бы и пошел дальше, как вдруг из-за ствола березки выглянул рябчик и по молодости своей любопытно разглядывал меня, дивовался человеком, которого явно еще ни разу не видел. Я тщательно прицелился, выстрелил и попал в голову рябчику.

Помню, долго я сидел, разглядывая свою добычу. Рябчик был молод, наряден и мягок — два чувства обуревали меня: первое — чувство добытчика, второе — чувство жалости. В Узких, куда меня переправили на лодке, на красивом берегу стояло два дома с обширными надворным постройками — дом лесничего и метеоролога, следившего за уровнем воды в Вильве. Был здесь когда-то лесоучасток, но из-за отдаленности замер, оставив несколько пустых, уже завалившихся построек и множество вырубок с гниющим лесом и отходами, которые почти ежегодно горели, а от них выгорали богатые леса вокруг, со временем сюда доберутся еще передовые отряды строителей социализма и подчистую выпластают леса и сплавят молем по Вильве, половину древесины утопив в пути.

Но пока здесь было раздолье: ягод — бери не выберешь, дичи на вырубках и по речкам, втекающим в Вильву, да и по самой Вильве — стреляй не перестреляешь. Не помню, чего я еще добыл в тот раз, но Узкие и здешние окрестности надолго сделались для меня землей обетованной, много радостей и красот мне подарили. Однако с ружьем дела обстояли худо, с припасом — и того хуже. Дробь с двоюродным братом жены, который и владел переломкой, мы научились катать, но где взять порох, пистоны?

Денег, мною и женой зарабатываемых, едва хватало на хлеб, на молоко для ребенка и на дрова. Но хранил нас Бог и помогал не только на войне, не оставлял, доглядывал и после войны. В соседнем городке Лысьве жили крестный и крестная моей жены. Людьми они, в нашем понимании, да и в нашем ли только, считались состоятельными, имели свой дом на красиво называющейся улице Цветочной.

На ту ровесницу я поглядывал тенденциозно: снимал ее со стены, гладил, протирал тряпочкой. Бывавший со своим ружьем всего несколько раз на охоте, добрейший, мирный человек, крестный жены тем не менее успел подпортить его: он пробовал выстрелом вышибить пробки, которыми были заткнуты стволы ружья.

Стволы, естественно, раздуло, но какой-то умелый человек стволы обрезал, посадил на прицельную линейку новую мушку — и ружье, почти новое, чуть тронутое в стволах раковинками от того, что его не чистили, не смазывали лет десять, жило на стене тихой жизнью. Не имевшие детей, крестный и крестная любили мою жену, как родную, она же обожала их с раннего детства.

И на меня отблеск той любви пал, и я был согрет и обласкан в доме крестных. Да уж — к той поре мы дожили до ручки в промерзающем по всем углам и щелям флигеле, жена простудила груди, и ей сделали операцию, пропало молоко, и мы уморили и схоронили первого ребенка, и второй ребенок, скоро народившийся, едва теплился...

Поскольку вместе с ружьем мне были отданы все принадлежности: много заряженных патронов и пустых гильз, полторы пачки пороха, мешочек с дробью и пистонами, я немедля отправился в первый выходной на старую телефонку, потому как никакого другого леса не знал, никаких иных путей по Уралу не ведал. За войну, когда люди истребляли друг друга безо всякой пощады, природа, в первую очередь, российская, получила неожиданный отдых, охотников не было.

Налетчики, прежде всего самые оголтелые, городские, — живность не тревожили, и по лесам нашим, мало вырубленным, развелось много зверя, птицы, и потому в первое послевоенное время не запрещалась весенняя охота на птицу, в том числе и на боровую.

Среди прочего ружейного прибора оказался и рябчиный манок. И вот, ничего-то в лесу не умеющий, очень плохо стреляющий, принялся я ходить на охоту, но, кроме рябчиков, ничего добывать не мог, да и рябчиков-то брал только потому, что их в лесу множество, а я научился довольно сносно пищать, подманивал их и лупил почти в упор, при этом терял подранков оттого, что патроны были снаряжены дымным порохом, заряды ослабли, пистоны давали осечки. Пожалуй, из той первоначальной поры запомнился мне более других один выход на охоту.

Было это весной, и дожили мы с женой до того, что кончилась у нас картошка, даже семенная, пайки хлеба не хватало, и на охоте я оказался с узелком соли в объемном брезентовом мешке голубого цвета, который был выдан мне при демобилизации.

К мешку добавлены были продовольственные талоны на десять дней и сто восемьдесят рублей денег — булка хлеба в ту пору на базаре стоила тысячу. Это все, что я заработал у родного государства и отца-генералиссимуса за три ранения, полученных на фронте, за голод и холод, за окопную работу, за все страхи, за кровь, за страдания. Мешок был бесхитростен и крепок, но ни одного на нем кармана, ни одной пряжки, зато объем, зато удавка — крепки.

Первое время я бросал в мешок убитых птах, еще теплых, горбушка хлеба, отделенного из дома, пропитывалась кровью, облипала пером, но я все равно его съедал с большим аппетитом. Жена моя, вышедшая из семьи, где не было ни рыбаков, ни охотников, ни матерщинников, в первое время впадала в полную растерянность, в недоумение и ужас от того, что богоданный муж ее молодой уходит на целые сутки, чаще всего на воскресенье, в лес и явится иль пропадет там, пойди угадай, научилась теребить птицу, опаливать на огне и варить рябчиков.

Сшила она мне холщовые мешочки: под хлеб, под соль, под картошку и под дичь, а я подобрал на свалке жестяную трехлитровую банку из-под сгущенки и соорудил из нее котелок, хороший, кстати говоря, котелок, скороварный, легкий, сильно гнущийся, но и запросто, кулаком, распрямляющийся.

И вот: в котелок мой засунута ложка, узелок с солью и пустые мешочки. Иду, в глазах, точнее — в глазу, потому как правый глаз изуродован на Днепровском плацдарме, и стреляю я с левого плеча, в глазу зрячем и незрячем — тоже — плавают радуги, слева яркая, справа пожиже и почти бесцветная. Малокровие, авитаминоз по-научному, но надо идти, надо добывать еду.

К обеду я подстрелил трех рябчиков и на какой-то горе присел на валежину — передохнуть, но встать не могу — обессилел. Однако я — фронтовик, недавняя окопная землеройка, имевшая последнюю военную профессию — полевого связиста, каторжнее и смертельней которой и не придумать, осилился, развел костерок, снял с двух рябчиков кожу вместе с пером, зачерпнул в ближней луже снеговой воды и стал терпеливо ждать варево.

Ах, как вкусно ударило паром из котелка, когда он закипел. Очевидно, я успел вздремнуть у костерка. Рябчики хорошо уварились. Я не рвал их зубами, я ел неторопливо, подсаливая мясо щепоткой соли, и запивал его почти что ароматным бульоном, в котором плавали две-три жиринки.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Утопил Ружьё.

Я начинающий охотник. По осени, так получилось, на рыбалке утопил свою двустволку. За утерю мне что-либо по закону грозит?» Никилай Ш., Энгельс. Имел несчастье утопить (с концами) свое сокровище - МР Если была лицензия на охоту, и есть свидетели, то административки.

По словам начальника центра лицензионно-разрешительной работы МВД по Коми Сергея Пономарева, за этот период в республиканские органы внутренних дел с заявлениями об утрате оружия обратились порядка 160 человек, что, по его мнению, связано с трудностями при прохождении данной процедуры по месту жительства граждан. Фото Николая Антоновского Изменения в законодательстве, касающиеся обязательного прохождения химико-токсикологических исследований при получении лицензии на оружие, стали темой круглого стола, организованного Общественной палатой Коми. В нем приняли участие представители МВД и Минздрава республики, депутаты Госсовета Коми, а также общественники и представители муниципалитетов. Как сообщил присутствующим начальник центра лицензионно-разрешительной работы МВД по Коми Сергей Пономарев, условия выдачи гражданам лицензий и разрешений на хранение оружия изменились с 24 июля 2015 года. Теперь они предусматривают дополнительное требование - заключение химико-токсикологических исследований на наличие в организме человека наркотических веществ. В связи с тем, что на момент принятия закона на территории Коми подобные процедуры проводились только в Сыктывкаре, жители отдаленных районов республики столкнулись с трудностями, в частности с дополнительными расходами на поездку в столицу Коми и высокой ценой исследования - в районе 3900 рублей. Мы считаем, что это негативный момент. Причиной увеличения данных обращений послужила, в том числе и невозможность прохождения данных исследований по месту проживания граждан, - сообщил Сергей Пономарев. Также он отметил, что количество единиц оружия изъятого и хранящегося в дежурных частях органов внутренних дел республики в последнее время в целом значительно выросло. Из них после устранения причин, послуживших основанием для изъятия, возвращено гражданам 1200 единиц оружия. Соответственно разница до сих пор хранится в территориальных органах.

А вот проверять обстоятельства пропажи пожестче будут. И не приведи, если ствол всплывет и новый владелец скажет, что купил у бывшего хозяина… leshii 11 - 17 октября 2013 в 15:41 dons1234: Наказание одинаковое, какое применит ЛРО в соответствии с КоАП.

Originally posted by Пал Анатолич: Влепят админ. А за что? Я попытался понять, что нарушает владелец, утопивший стволы на охоте, и так и не понял. Не могли бы Вы прояснить этот момент?

В Кемерове охотник случайно утопил свои ружья и получил за это штраф

Гладкоствольное оружие Охотники теряют оружие не просто так Регулярно читаю на Вашем сайте о том, что охотники стали чаще терять оружие. Часто изложенные факты интерпретированы и на мой взгляд, однобоко. Благо, что их у нас много. Меньше хлопот и дешевле. Не нужно ездить и продлевать разрешение, проходить медкомиссию, сейф покупать и др. А ружье можно хранить за околицей в барсучьей норе. Там всегда сухо, какой бы полноводной весна не была. Мой отец так в Войну ружье хранил, пока на фронт не ушел. Буду ездить на охоту в костюме с галстуком, на месте переодеваться в охотничью одежду, а в болото какие инспекторы полезут?

«Белгородский стрелок» утопил оружие и прятался в болоте

Источник Охотиться, точнее сказать — таскаться с ружьем, я начал рано... В 1935 году, когда мне шел одиннадцатый год, наша семья, ведомая папой, год назад возвратившимся с великой стройки Беломорканала, никогда, нигде не находящая пристань свою, в поисках лучшей доли и длинного рубля, рванула в Заполярье, в Игарку, где отбывала ссылку раскулаченная семья деда Павла. По прибытии в Игарку папа с новой мамой подкинули меня в семью деда, обретавшуюся в переселенческом бараке, в комнатке метров в десять-двенадцать, и спал я под столом, потому как другого места мне не сыскалось. Барак был двухэтажный, набитый народом под завязку. Особенно много здесь было ребятишек: крестьяне плодились и в деревне, и в ссылке, что кролики. Это и были главные украшения спецпереселенческого жилища. За мной нарастающей волной катилась ребятня, зиму-зимскую обретавшаяся в коридорах, потому как в комнатах играть негде, на улицу морозы не пускают. Леса приполярные, хилые, вокруг Игарки были вырублены из противопожарных соображений и от комара; пеньев- кореньев вокруг тьма, на вырубках изобильно росли голубика, морошка, густел кустарник ивового стланика и карликовой березки, и, когда в глухие зимы мелколесье в уреме заваливало глубоким снегом, птица слеталась на вырубки, где снегу было поменьше, да и выдувало его — кормилась тут.

История[ править править код ] Ружьё МЦ 21 было создано в 1958 - 1960 гг. В мае 1960 года сведения о ружье были опубликованы в открытой печати, при этом ружьё изначально предполагалось выпускать под патроны 12-го, 16-го и 20-го калибра в бумажной гильзе длиной 65 мм [3].

.

Утрата оружия

.

С ГРАЖДАНСКИМ ОРУЖИЕМ НАДО ОБРАЩАТЬСЯ ПРАВИЛЬНО

.

Сома достали - ружье утопили))

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Ужесточение санкций в отношении тех, кто потерял оружие
Похожие публикации